Vinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.xVinaora Nivo Slider 3.x

Поскольку сама "норма реакции" определяется генотипом, в основе конституции, безусловно, лежат наследственные факторы.

Одной из крайних точек зрения об исключительной роли наследственности в определении конституциональных особенностей как "соматического фатума" организма, является приравнивание конституции к генотипу, что не является правильным. Всегда уникальный генотип предоставляет лишь потенциальную возможность развития, реализуясь во взаимодействии с совокупностью негенетических факторов роста.

Существует масса сведений о том, что монозиготные близнецы, обладающие идентичным генотипом, обычно имеют сходное телосложение. Показатель Хольцингера для соматотипов в целом колеблется в пределах 0,7–0,9. Компоненты тела в отдельности имеют менее жесткую наследственную обусловленность – по разным данным показатель Хольцингера колеблется от 0,25 до 0,80. По итогам исследований детей и подростков установлено, что для мышечного, жирового и костного компонентов значение показателей колеблется с возрастом, но в целом можно заключить, что для признаков, связанных с мягкими тканями (мышечной и особенно жировой) уровень наследственной обусловленности ниже, чем для костной.

Вместе с тем, "степень" наследственной обусловленности конституциональных особенностей все еще изучена недостаточно. Сложность представляет в основном выделение конкретных конституциональных признаков, ведь понятие конституции весьма объемно и признаков для ее характеристики привлекается неимоверное количество. Все же можно разделить их как минимум на три основные группы:

  • морфологические признаки,
  • физиологические,
  • психологические.

Первую группу составляют морфологические признаки, использующиеся для выделения типов телосложения. Их наследование изучалось, наверное, больше всего. Как выясняется, они наиболее тесно ассоциированы с наследственным фактором по сравнению с двумя другими группами. Однако тип наследования большинства этих признаков нам точно неизвестен, поскольку эти признаки зависят не от одного, а от многих генов. Проще говоря, мы знаем, что вероятность большого роста у детей высокорослых родителей высока, знаем, что это передается с помощью генов, но не знаем механизм этой передачи – какие гены за это отвечают и как они взаимодействуют друг с другом.

Из всех конституциональных признаков наименее генетически обусловленными, по-видимому, являются параметры, связанные с развитием жирового компонента. Конечно, накопление подкожного жира происходит не только в условиях избытка высококалорийной пищи, но тенденция этой связи уровня питания и жироотложения настолько очевидна, что является скорее закономерностью. А наличие пищи и генетика – вещи разные. Физиологические признаки, видимо, несколько слабее обусловлены генетически, чем морфологические. Стоит вспомнить, что и изменчивость их намного выше. В силу огромного качественного разнообразия признаков, объединяемых как физиологические, трудно говорить о них в целом. Очевидно, некоторые из них наследуются с помощью одного гена, для других характерна полигенная наследственность. Некоторые мало зависят от среды и в их проявлении наследственность будет играть значительную роль. Другие же, например, частота сердцебиения, зависят от условий среды сильно, и фактор наследственности будет представлять роль скорее определяющей вероятностной силы. На примере с сердцебиением это будет означать, что при определенной наследственности человек будет предрасположен к частому сердцебиению, скажем, в напряженной ситуации. Другой человек в этих условиях будет менее предрасположен к частому сердцебиению. А в каких условиях живет человек и в каких ситуациях он оказывается – от наследственности, конечно, не зависит.

Зависимость психики от генетического фактора оценивается на трех разных уровнях:

  • базовый нейродинамический уровень – нервные раздражения на клеточном уровне – представляет непосредственную производную от морфологии и физиологии нервной системы. Он, безусловно, зависит от генетики в наибольшей степени;
  • второй, психодинамический уровень – свойства темперамента – является отражением активности сил возбуждения и торможения в нервной системе. Он уже больше зависит от факторов среды (в широком смысле этого слова);
  • третий, собственно психологический уровень – особенности восприятия, интеллекта, мотивация, характер отношений и прочее – в наибольшей степени зависит от воспитания, условий жизни, отношения к человеку окружающих его людей.

Именно генетические данные позволили установить ряд очевидных генетически обусловленных ассоциаций между морфологией, физиологией и психикой – речь идет о т.н. генетических аномалиях. Для примера рассмотрим некоторые из случаев нарушения числа половых хромосом у человека – ассоциации здесь иногда очевидны

АССОЦИАЦИИ ПРИЗНАКОВ МОРФОЛОГИИ, ФИЗИОЛОГИИ И ПСИХИКИ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ АНОМАЛИЯХ ЧИСЛА ПОЛОВЫХ ХРОМОСОМ

Синдром

Очевидные морфологические проявления

Уровень половых гормонов

Очевидные психические проявления

Шершев-ского-Тернера (X0)(не-хватка Y)

Морфологически – женщины низкого роста. Тазовый пояс недоразвит. Соматическая половая дифференцировка не завершена. Инфантильное и дисгармоничное развитие. Жироотложение повышено, но топография соответствует гиноидному типу. В целом аномалия проявляется в слабом развитии костного компонента, мышечный и жировой затронуты меньше.

Недостаточ-ность по уровню эстрогена. Гонадотроп-ные гормоны повышены.

Сглажены черты полового диморфизма. Инфантильные черты.

Трисомия по Х(XXX) (лишняя Х у женщин)

Нормальные женщины, способные к деторождению.

Соматических аномалий нет. Чаще долихоморфия пропорций, рост выше среднего, жироотложение среднее.           

Повышение уровня гонадотро-пинов. Снижение уровня андрогенов.

Крайние "женские" черты. Низкая активность и психомоторный статус. Повышенная возбудимость и эмоциональность.

Клайнфель-тера(XXY) (лишняя Х у мужчин)

Морфологически – мужчины.

Первичный мужской гипогонадизм: евнухоидность, слабое развитие вторичных половых признаков, слабое развитие и тонус мускулатуры, тенденция к долихоморфии, недоразвитие диаметров грудной клетки, увеличение тазового диаметра относительно ширины плеч, проявление гиноидных тенденций в топографии жироотложения.

Снижение уровня андрогенов. Повышение уровня гонадотро-пинов.

Сглажены черты полового диморфизма. Проявляются "женские" черты. Импульсивность, замкнутость, иногда агрессивность, низкая адаптация, снижение интеллекта.

ХYY (лишняя Y у мужчин)

Морфологически – мужчины. Высокорослость, тенденция к долихоморфии. Мускульный тип телосложения. Хорошо развиты вторичные половые признаки.

Повышен-ный уровень тестостеро-на.

Крайние "мужские" черты. Повышенная агрессивность (антисоциальность поведения).

Конституция как явление целостного отражения жизнеспособности человека зависит от наследственности в такой же степени, как и от средовых воздействий, ее различные аспекты получают неодинаковое значение в разных условиях. Сама попытка четко отделить друг от друга внутренние и внешние причины явления представляется весьма проблематичной (по крайней мере, с методической точки зрения).

© 2015-2019 vseobiology.ru | При использовании материалов сайта - прямая ссылка на vseobiology.ru обязательна.

Электронный адрес для связи artemchichkov@gmail.com

^ Наверх